Философ И. Ильин, как отражение современного антисоветизма

25.06.2024
Философ И. Ильин, как отражение современного антисоветизма

Не затухает тема философа И. Ильина в информационном пространстве. Новые импульсы после скандала в РГГУ ей придал «Бесогон» режиссёра Михалков Н.С. В двух передачах подряд он старался очистить этого философа от фашизма и нарисовать образ выдающегося мыслителя-патриота.

Как талантливый режиссёр и опытный манипулятор Михалков не лжёт, он показывает лишь одну сторону медали и, добавляя эмоций, навязывая свою логику интерпретации фрагментарно и тенденциозно поданной информации, искажает правду. Выступления против популяризации Ильина и негативные оценки его фашистских симпатий он объясняет заблуждениями и безграмотностью протестующих, рисуя их наивными простофилями, которых якобы заманили в эту ловушку коварные враги России.
В большую подборку цитат из И. Ильина гонители бесов не включили его восторженные тексты о Муссолини, одобрительные о Гитлере и в целом о фашистах, о параллелях между фашизмом и белоэмигрантским движением под командованием П. Врангеля. Не процитировал Михалков следующий пассаж: «Несправедливое очернение и оклеветание его (национал-социалистического движения) мешает верному пониманию, грешит против истины и вредит всему человечеству... Дух национал-социализма не сводится к «расизму». Он не сводится и к отрицанию. Он выдвигает положительные и творческие задачи» (Национал-социализм: 1. Новый дух), или этот: «Что cделал Гитлер? Он остановил процесс большевизации в Германии и оказал этим величайшую услугу всей Европе». Не прозвучала даже цитата, написанная уже в 1948 году: «Фашизм есть явление сложное, многостороннее и, исторически говоря, далеко еще не изжитое. В нем есть здоровое и больное, старое и новое, государственно-охранительное и разрушительное. Поэтому в оценке его нужны спокойствие и справедливость». В целом же никакого объективного анализа симпатий Ильина к фашизму не предложено.
Примечательно, что следом за оправданием Ильина, в выпуск «Бесогона» был встроен критический сюжет о возложении российскими властями на СССР вины за расстрел польских офицеров в Катыни, дескать сами мы опять портим свой образ в мире: и Ильина гнобим, и расстрел на себя взяли. Обвинён в этом был Ельцин Б.Н., что справедливо. Зато история развития покаяния не упомянута. А ведь Путин В.В. и Медведев Д.А. не только не опровергли Ельцина, но заявили о неизменности позиции России по этому вопросу и приняли участие совместно с польским руководством в траурной церемонии в 2010 году. До сих пор они верны своему слову перед поляками, несмотря на публичные разоблачения фальшивок и убедительные доказательства того, что поляков расстреляли эсэсовцы в 1941 году. Позиция не меняется несмотря и на то, что фальшивки не убедили российские и зарубежные суды.
Оправдывая антикоммунизм Ильина пережитыми ужасами Гражданской войны, «Бесогон» скрыл, что Гражданская война была развязана в основном на деньги западного капитала как раз теми, кто потом, проиграв войну народу, эмигрировал в Европу, как раз теми, кто возглавлял движение более совершенного, по Ильину, фашизма. Многие (не все) из них непосредственно участвовали в фашистской агрессии против СССР. Даже после Великой Отечественной войны Ильин не скрывал сочувствия и уважение к врангелевцам, сотрудничавшим с гитлеровцами во время войны, в частности, к генерал-майору А. А. фон Лампе, который входил во власовский Комитет освобождения народов России.
Тему продолжил уже Д. Киселев в рейтинговой передаче «Воскресный вечер» на канале «Россия 1». Он признал, что Ильин «изучал фашизм», но на самом деле якобы отверг его.
Действительно, отношение Ильина к фашизму было неоднозначным. Он более тяготел к сторонникам Муссолини, чем к гитлеровцам, не принимал расизм, считал ошибкой стремление к мировому господству, не поддержал массовое уничтожение русских на территории СССР. Ильин также считал ошибкой увлечение диктатом государства над частной жизнью, что порой приводило к излишней, по его мнению, социализации некоторых аспектов общественного бытия. Но как бы Ильин не критиковал различные аспекты и практику европейского фашизма, он оставался сторонником сути этой идеологии и признавал за фашистскими институтами власти и общества положительную перспективу. Именно на этой основе он узревал модель устройства России и в этом направлении действовал как публицист и политический аналитик.
Был ли Ильин патриотом? Очевидно, был. Но какую Россию он любил, на чём строился его патриотизм? Патриотизм определяется идентификацией с культурой и историей своего народа, с его традицией, ценностями и цивилизационными достижениями. Патриотизм – понятие классовое, потому что у разных классов принципиально разное бытиё. Ильин был, вероятно, талантлив, трудолюбив, хорошо образован, но не понимал и не мог понять русский народ. Его отец был очень крупным чиновником, крестником царя Александра II. Он имел хорошие стартовые возможности для образования и карьеры в отличие от десятков миллионов детей крестьян и рабочих.
Ильин любил выдуманную им Россию, которую хотел бы выстроить в соответствии со стержневыми идеями фашизма: строгая власть авторитарного диктатора, ранговая сословность, отрегулированность всех сторон жизни правилами, строгая дисциплина и жестокое подавление нарушения правил, частная собственность и послушный народ, отказавшийся (или отученный) от всякой революционности и демократии. Право он выводил из моральных ценностей, источником которых видел Православную церковь, но мерилом целесообразности во всём видел рациональность. Ильин не ратовал за подавление других конфессий, но считал, что постепенно православие должно вытеснить их. Модель Ильина отличалась крайне агрессивным отрицанием коммунизма, социализма, советской власти, ненавистью к большевикам.
Выдающийся философ, которого сегодня официальная пропаганда выдаёт, как мыслителя-патриота, не увидел противоречивость фашизма и русской культурной традиции, традиции бытия русской общины, отношения к Миру русского человека. Его увлечение правом и рационализмом – типичная черта западного, так называемого, цивилизованного гражданского общества: заменить мораль буквой закона, а русский космос буржуазным расчётом. Ильин был сторонником насилия для достижения целей и для обоснования своей позиции по-своему интерпретировал учение Иисуса Христа и его призыв возлюбить ближнего, как самого себя. Его взгляды резко критиковал другой русский философ Н. Бердяев (к слову, спутник Ильина на «философском пароходе»): «Мне редко приходилось читать столь кошмарную и мучительную книгу, как книга И. Ильина „О сопротивлении злу силою“. Книга эта способна внушить настоящее отвращение к „добру“, она создает атмосферу духовного удушья, ввергает в застенок моральной инквизиции». В целом же Н. Бердяев считал И. Ильина «чужим человеком, иностранцем, немцем» в русской философии (мать Ильина была чистокровной немкой).
В русской традиции Ильин увидел и принял только внешнюю сторону – традицию монархической власти, уважение в обществе к иерархии власти, включённость Православной церкви в государственные институты и т. п. Идеалом социальных отношений он полагал ранговую сословность, послушание народа воле диктатора и правовую регламентацию всего и вся. Представление о мире, как о Добре, о правде, которая выше истины, оказались для него чуждыми. Философ не понял извечное стремление русского человека к справедливости (не воздаяние по сословному положение, а жизнь своим трудом), гуманизм, соборность, которая не то, что солидаризм нации при фашизме. Он не смог понять и не принял русскую революцию с первых дней, не увидел раскрепощение творческих сил народа и смысл социалистического строительства как воплощение и развитие русской традиции, русской общины, которая приобрела не только более совершенные формы – колхозы и предприятия с их трудовыми коллективами и широкой социальной базой, но и национальный масштаб в результате объединения отдельных общин в целостное (но не однообразное) Советское общество. Ильин не увидел трансформацию устремлений большевиков от всемирной революции до русской социалистической державности. Он не понял идею коммунизма, как мечту о возращении к Семье, к единению людей, более не разделённых отношениями собственности, освобождённых от тяжёлого рутинного труда и нужды в результате достижений науки и техники.
Он не понял, почему СССР победил фашизм, не заметил и не понял успехи социализма. До самой своей смерти в 1954 году Ильин мечтал о какой-то новой России и видел себя в числе её идейных основателей.
Думается, что основным мотивом актуализации темы Ильина для внутренней политической практики в России является всё же не его отношение к итальянскому или немецкому фашизму, а его антикоммунизм и симпатии к авторитарной диктатуре и ранговой сословности. Именно прах И. Ильина, его единомышленника писателя И. Шмелева и генерала А. Деникина был перевезён в Россию в 21-ом веке. В то же время Н. Бердяев покоится во Франции, хотя (а может поэтому) и успел незадолго до смерти принять советское гражданство. Примечательно, что центр имени Ильина в РГГУ возглавил апологет евразийства А. Дугин, несмотря на то что Ильин евразийство презирал. А сам Дугин, ещё недавно опальный, вдруг стал чуть ли не самым видным русским мыслителем современности. Очевидно, все эти политико-идеологические пируэты происходят на платформе антикоммунизма и антисоветизма.
Российское общество всё больше разочаровывается в капитализме и обращается к истокам своих смыслов, к осознанию своих достижений в недавней истории. Российская политическая элита потерпела фиаско в стремлении занять достойное место в западном мире. Сегодня она вынуждена осознавать, прежде всего, на практике, предоставленной ей Западом, что России может быть отведено место только на периферии западного капитализма, и лихорадочно ищет выход, избегая возврата к социализму и советскому народовластию, пытаясь сохранить свою политическую и экономическую власть. В этих поисках просматриваются и неуклюжие попытки совместить русскую традицию с капитализмом, забывая, что это уже привело царизм к краху, не получилось и после Февральской революции. Нельзя вернуться к традиции, перескочив спиной назад через её высшее достижение – советское общество, ни к боярской или помещичьей, ни к либерализованной, озападненной, капитализируемой России времён Николая II или Александра III. Такие попытки до крайности обострят общественные противоречия в силу своей противоестественности.
Философ Иван Ильин – идеолог зла и рабства. Его мечтания о переустройстве России по рецепту смеси эрзаца русской традиции в архаической форме и оцерковленного фашизма – палки в колеса национального развития. Реализация его идей и увещеваний на практике чревата сильными, вплоть до катастрофических, потрясениями России. Будущее России – просматривается только на пути строительства социализма, как полноценной реализации русской традиции в современных условиях развития производительных сил, и Ильин на этом пути - помеха.
Официальным пропагандистам и политическим гуру хорошо бы следовать правилу: когда гоните одних бесов, не запускайте на их место других, ведь хрен редьки не слаще, даже если кушать велено.

Секретарь Пушкинского горкома КПРФ Д. Трошин

#философ #фашизм #традиция #Россия #патриотизм #Ильин #диктатура #сословность